ул. Двинская 5/7,
г. Санкт-Петербург, 198035

+7 812 748-97-74
  • Об институте
  • Новости
  • Образовательная среда
  • Кают-компания
  • Блог директора
  • Парусник "МИР"
  • Международная деятельность
Главная > Новости и события > «Еду за дождями в этот город, где в Мореходке повстречались мы с тобой»: воспоминания выпускника-радиотехника — Новости и события

«Еду за дождями в этот город, где в Мореходке повстречались мы с тобой»: воспоминания выпускника-радиотехника

22апреля
508

«Еду за дождями в этот город, где в Мореходке повстречались мы с тобой»: воспоминания выпускника-радиотехника

/
«Еду за дождями в этот город, где в Мореходке повстречались мы с тобой»: воспоминания выпускника-радиотехника
«Еду за дождями в этот город, где в Мореходке повстречались мы с тобой»: воспоминания выпускника-радиотехника

Уважаемые коллеги, друзья!

На нашем сайте мы публикуем материалы под рубрикой «Институту «Морская академия» - 145 лет». В юбилейный для структурного подразделения ГУМРФ имени адмирала С.О. Макарова год мы будем говорить о его истории и современности.

Приглашаем преподавателей, сотрудников, курсантов и аспирантов, выпускников и ветеранов Института «Морская академия» Государственного университета морского и речного флота имени адмирала С.О. Макарова присылать материалы для публикации под этой рубрикой. В них вы можете написать о вашей жизни в стенах родного вуза, профессиональных достижениях и научных открытиях, обо всём, что считаете нужным рассказать.

Эти юбилейные страницы будут интересны всем, кому дорога история нашего флота, нашего учебного заведения и морского образования России.

Материалы просьба присылать по электронному адресу rudavinaaa@gumrf.ru

т. 322-10-31

Отдел маркетинга и связей с общественностью

Николай Иванович Староверов - капитан 1 ранга, член Союза журналистов г. Москвы, выпускник радиотехнического и военно-морского факультетов ЛВМУ (1955).

Из воспоминаний Н.И. Староверова «Дневник (воспоминания). РТФ и ВМФ. 1949–1955 гг.»

 

Ностальгия

или

Зачем я езжу в Ленинград?

Город хмурился и хлюпал под ногами,

Неизвестностью он в душу заползал.

Поражал он распростёртыми мостами,

А Медный Пётр коня в узде держал.

И я еду в этот город за дождями,

Что расплескались по булыжной мостовой,

А я еду за дождями в этот город,

Где в Мореходке повстречались мы с тобой.

Мореходка нас кормила и поила,

Мореходка – всё равно, что дом родной,

Мореходка уму-разуму учила,

В Мореходке жили все одной семьёй.

И я еду в этот город за друзьями,

Что шагали шумным строем по Косой,

А я еду за друзьями в этот город,

Где надолго подружились мы с тобой.

В ту пору мы романтиками были,

В тумане белый парус нас манил,

По театрам и на танцы мы ходили,

А ты уже и в Арктику ходил.

И я еду в этот город за туманом,

Что висел над затаившейся Невой,

А я еду за туманом в этот город,

Где бродили по проспектам мы с тобой.

Мы в мае ночи белые встречали,

В июле их же провожали,

На Кировских всю ночь гуляли,

Там патрули нам не мешали.

И я еду в этот город за ночами,

Что нашу жизнь в ту пору украшали,

А я еду за ночами в этот город,

Где дух крепчал и тело закаляли.

Беспечны были, молоды.

Мечтали, всё казалось просто,

А жизнь сложней, чем те мечты,

Но не мечтать – не в силах просто.

И я еду в этот город за мечтами,

Что рождались в головах наших порой,

А я еду за мечтами в этот город,

Где промчалась наша молодость стрелой!

1980 г.

09.09.1949 г.

В первое время, после домашних харчей, было немного голодно. А когда мы первый раз попали в наряд рабочими на камбуз, то утром кроме положенных 40 граммов масла и белого хлеба нам дали по целой миске мяса. Мы так наелись, что еле двигались. На камбузе чистили сырую картошку, потом толкли готовую, чистили рыбу. Когда перебирали сухофрукты для компота, то к нам подходили работники камбуза и говорили: «Ешьте ребята, ешьте». Закончив всю работу, стали ужинать. Нам дали по две котлеты и по полной миске пшённой каши.

Потом ещё добавили. Мы всё съели и с большим трудом встали из-за стола. Но тут пришла машина с продуктами, которую надо было разгрузить. Её кузов наполняли большие ящики с картошкой. Нам стоило неимоверных усилий, чтобы снять каждый такой ящик с машины и отнести на камбуз. Это было страшное мучение. К счастью, подобных «мук» больше испытывать не приходилось.

На первых порах нам особенно не хватало хлеба. По этому поводу мы часто поднимали «шумок». Командир роты Мартемьянов успокаивал нас, говорил, что пройдёт немного времени, организм привыкнет к распорядку и норме питания, и всё будет в порядке. Но мы этому не верили, и есть по-прежнему хотелось.

Генрих Приезжев вспоминал, что в завтрак каждого курсанта кроме масла, сахара и чая из большого латунного чайника входил белый хлеб или французская булка. Среди нас были курсанты, которые уже закончили средние мореходные училища, а также служившие в армии. Они привыкли к такому завтраку и считали его достаточным. Некоторым новичкам, особенно рослым ребятам, хлеба не хватало. Свой аппетит они демонстрировали на спор - кто больше съест. Для этого на камбузе у дежурного выпрашивали несколько лишних булок.

Лидером этого соревнования был А. Ветютнев, который на спор мог съесть на завтрак три французские булки и после этого благодушно продремать за столом пару лекций.

На 20-й линии напротив территории экипажа располагался хлебозавод. Было ещё тепло, открывались окна, в которые проникали дурманящие запахи от выпекавшихся булочек, печенья, различных кондитерских изделий и возбуждали аппетит. Тогда снаряжался курсант, который на коллектив «жаждущих» в булочной на Большом проспекте покупал булки.

Как рассказывал Коля Ратинский, на одном из первых профсоюзных собраний первого курса РТФ подняли вопрос об увеличении суточной нормы хлеба (кажется, на 300 граммов). Профоргом курса был Юрий Тимофеевич Петров (Юр. Тим.).

Собрание постановило обратиться к командованию с просьбой об увеличении нам пайка хлеба. Ее удовлетворили, и мы около месяца получали добавку. Когда необходимость отпала, норму привели в соответствие с установленной. Инициаторами этого мероприятия были Л. Сергеев, В. Крайнов, Ю. Рощин и Н. Ратинский.

В столовой ЛВМУ. 1951 г.

02.04.1950 г.

Получив очередную стипендию, мы скинулись по 3 руб., купили в магазине моторчик, адаптер и пластинки. Усилитель собрал один наш радиолюбитель. Получился проигрыватель. Все ушли на вечер отдыха в ДК завода имени Козицкого. В кубрике осталось всего три курсанта и я – дневальный. Мы на радостях весь вечер крутили пластинки и не заметили, как прошло время. А на следующий день утром захожу в кубрик и, как обычно, объявляю: «Подъём!». Никакого впечатления. Тогда хозяин проигрывателя предложил: «Давай рванём!» Мы быстренько поставили его в кубрик, всё настроили и как «рванём» на всю мощь усилителя «Танец с саблями» из балета А. Хачатуряна «Гаянэ». От этой бешеной музыки сразу все проснулись.

 ППР военно-морского факультета ЛВМУ. 1952 г.

Таким образом, у нас появился проигрыватель, и ребята стали покупать пластинки на свой вкус. Однажды я опять был дневальным, возвращается из увольнения Юр. Тим. Петров и приносит пластинку. Он проходит мимо меня и говорит: «Пойдём послушаем Петра Лещенко» (дореволюционный певец). В то время Лещенко был запрещён, но в районе Казанского собора существовал «чёрный» рынок, где продавали «запрещённую музыку», записанную на старых рентгеновских плёнках. Продавали и обычные контрабандные пластинки. Вот там и купил Ю. Петров пластинку с двумя песнями Лещенко («Рюмка водки» и « Бедное сердце мамы»). Он прошёл к проигрывателю, который стоял в коридоре, его окружили ребята, он поставил пластинку, и вдруг раздался взрыв хохота. Ребята так громко смеялись, что не слышно было звука из динамика. Когда я подошел ближе, то всё понял. Из динамика доносился голос В.И. Ленина. Он произносил речь «Что такое Советская власть?». Просто мошенники покупали очень дешёвые пластинки с речами вождей, сдирали этикетки и на их место наклеивали другие, сделанные по всей форме этикетки с песнями Лещенко.

08.03.1951 г.

В ДК имени Промкооперации проходил смотр лучших самодеятельных танцевальных коллективов города и области. Участвовал там и наш коллектив, в котором плясали мои однокурсники Гена Жигалов, Юра Чернышев, Гриша Редькин и Коля Иванов. Было много хороших выступлений, но никого так хорошо не принимали, как наших. Они показали «Морскую сюиту», подобную той, что была в программе ансамбля И. Моисеева, но наша мне больше нравилась. В ней было много выдумки и различных жанровых сценок из матросской жизни. Коллектив заключал концерт. Когда его объявили, то все в зале захлопали в ладоши, чего не было по отношению ко всем остальным. Во время пляски аплодисменты почти не смолкали, а когда она закончилась, то все встали и устроили овацию. Зал был переполнен, и все знали, что это последнее выступление, но никто не бежал в гардероб, как это обычно бывало. Занавес поднимали два раза.

Коллектив был достойным кандидатом на Всесоюзный смотр художественной самодеятельности в Москве. Он состоялся в ноябре. Коллектив занял второе место, получил вторую премию (15 тыс. руб.) и грамоту от Министра морского флота СССР. Премия пошла на нужды коллектива. В заключительном концерте, который проходил в Большом театре, они не выступали, а жаль. Там были представлены все республики, а от РСФСР уже определили танцевальный коллектив, да ещё говорили, что Москва наших «затирала». У меня до сих пор осталось незабываемое впечатление от их пляски, просто восторг!

Хор ЛВМУ выступает на районном смотре художественной самодеятельности. Март 1951 г.

Высокий, сильный, умный, добрый!

Материал подготовлен центром патриотического воспитания

Будь первым
ВнизВойти

Оформление подписки



Авторизация

Войти через...